О чем говорят верветки?

Знаете ли вы, что верветки (они же — карликовые зеленые мартышки) передают друг другу информацию о приближении хищника, непосредственно указывая, какой именно хищник приближается?

Если возле них вот-вот окажется леопард, мартышки издают звук, который заставляет сородичей быстро карабкаться на деревья. Услышав сообщение о приближении змеи, верветки становятся на задние лапы и начинают внимательно вглядываться в траву. А если опасность может настичь их из воздуха, одна или несколько внимательных мартышек предупреждают сородичей о том, что неподалеку летает орел, и все они стараются поскорее скрыться в кустах, при этом не забывая постоянно посматривать на небо.

Удивительно, правда? :)

Мы знаем об этом, благодаря исследователю Т.Струзейкеру, который первым составил «словарь» верветок во время своих наблюдений.

Более подробно об этих исследованиях рассказала Жанна Ильинична Резникова в своей работе «Язык животных: подходы, результаты, перспективы…». С отрывком вы можете ознакомиться ниже.

====

«Американский исследователь Т. Стpузейкеp (Struhsaker, 1967) впервые составил «словарь» верветок, выделив 25 по-разному звучащих сигналов. Среди них были звуки, относящиеся к разным ситуациям и употребляемые в контексте определенных обстоятельств — таких как:

— встреча с особями из своей или чужой группы,
— территориальные или имущественные конфликты,
— призывы, обращенные к детенышам и т. п.

Однако большинство сочетаний звуков оказались либо недостаточно четкими, либо не слишком часто повторяемыми. Легко различимыми были крики, издаваемые мартышками в ответ на появление трех разных хищников: леопардов, орлов и змей. Сигналы, издаваемые при появлении леопарда, заставляли веpветок взбираться на деревья, тревога по поводу орла — вглядываться в небо и спасаться в кустах, а при звуках, означающих появление змеи, обезьяны становились на задние лапы и вглядываются в траву. Струзейкер предположил, что они используют различные знаки для обозначения разных предметов или разных видов опасности.

Существовали, однако, и скептические интерпретации: тревожные крики могут служить просто сигналами общей готовности, заставляющими животных оглядываться, и если они видят хищника, они реагируют на увиденное, а не на услышанное. Возможно и то, что крики обезьян — это не символы разных хищников, а выражение относительной интенсивности испуга, вызываемого леопардами, орлами и змеями. В таком случае аналогия между криками веpветок и человеческими словами оказывается еще более отдаленной.

Эти гипотезы были проверены американскими экспериментаторами Чини и Сифартом (Cheney, Seyfarth, 1980, 1990; Сифарт, Чини, 1993). Обезьянам транслировали различные записанные на магнитофон сигналы — естественно, в отсутствие хищников, так что животные реагировали только на услышанное, а не на увиденное. Для того чтобы проверить, не отражают ли они степень испуга или возбуждения, изменяли записи, делая их длиннее или короче, громче или тише. Результаты говорили о том, что крики тревоги функционируют именно как семантические сигналы.

Являются ли акустические сигналы обезьян выученными или врожденными?

Выяснилось, что животные от рождения обладают некими акустическими «болванками», которые потом совершенствуются в процессе подражания взрослым. «Крик орла» — это уточненный сигнал, соответствующий некой опасности в небе, который детеныши в раннем возрасте издают при виде крупных, но безопасных птиц, парящих над головой. В процессе развития меняются как реакции детенышей (они начинают реагировать только на хищных опасных птиц), так и сам характер вокализации.»